4x4 туризм - Клуб


Клуб любителей внедорожных путешествий.
search must be here
Репортажи :: Экспедиции :: Экспедиция "Север-Зима"

Новости

Репортажи

Календарь

Статьи

Подготовка

Маршруты

О Клубе

Ссылки

Counters must be here
Экспедиция "Север-Зима"











Время с 2006-01-03 по 2006-01-21.

Маршрут Коми, ХМАО, ЯНАО

Маршрут: Мытищи – Вологда – Устюг – Коряжма – Жешарт – Ухта – Вуктыл – Приполярный – Ломбовож – Сосьва – Сартынья – Игрим – Березово – Теги - Мужи – Шурышкары - Салехард – Обская – Салехард – Аксарка – Салемал – Аксарка – Надым – Ягельный – Приозерный – Андра – Нягань – Югорск – Таёжный – Оус – Ивдель – Серов – В. Тура – Чусовой – Пермь – Карагай – Омутнинск – Киров – Кострома – Ярославль – Мытищи.


Трек

Карта

Регламент

Заявки

Результаты



Отчеты
Зима на Полярном круге автор Фороcен©о
Север 2006.

3-21 Января 2006 года.



Автомобили: Четыре Toyota LC 80. Двигатели – дизельные. На каждом автомобиле – лифт подвески, лебедка, колеса 35 дюймов, автономные печки, дополнительная теплоизоляция.

Подготовка автомобилей – Lend Cruiser Club (TLCC.RU)

Разработка маршрута – Можаров Виктор.

Участники: Можаровы Виктор/ Надежда (Винтик); Грошев Иван/Форосенко Андрей (Шпунтик); Борисов Влад /Сергей /Михаил (Будка); Казаков Алексей/Андрей (Партизан).



Маршрут: Мытищи – Вологда – Устюг – Коряжма – Жешарт – Ухта – Вуктыл – Приполярный – Ломбовож – Сосьва – Сартынья – Игрим – Березово – Теги - Мужи – Шурышкары - Салехард – Обская – Салехард – Аксарка – Салемал – Аксарка – Надым – Ягельный – Приозерный – Андра – Нягань – Югорск – Таёжный – Оус – Ивдель – Серов – В. Тура – Чусовой – Пермь – Карагай – Омутнинск – Киров – Кострома – Ярославль – Мытищи.

Европа – Азия.

Участок Вуктыл – Ивдель – Зимники, небольшие участки круглогодичных дорог с твердым покрытием, и без него.

Существенная часть дорог ведомственная и для движения по ним требуется пропуск.



Пробег 6882 км. Диапазон температур: -7 - -62*С



Январь… зима… праздники… В это время офф-роуд ждёт каждого, сразу, во дворе…. И по тому наш асфальтовый участок не обошелся без приключений.



566 ой километр пути, за Тотьмой Обнаруживаем улетевший с дороги УАЗ. В процессе Спас работ случается удивительная встреча: подкатил Илья Барсуков… Настоящим путешественникам в Москве, конечно, никак не встретиться!



Потом ещё были слетевшие и застрявшие легковушки, да и сами разок съехали в повороте в кювет… всё как обычно в период метелей и морозов.



Вуктыл – ещё встреча: известные геокешеры и отчаянные путешественники – Гек Фин и Элесьдинка со Скитальцем.

Но пропуска заказаны давно… только на четыре машины… и за закрывающимися воротами КС-3 ребята остаются с мыслями о запасном маршруте….



Холмы всё выше и выше, то спуски то подъёмы… кругом деревья в снегу… нет они совсем не такие как у нас! Северные ели укрыты толстым покрывалом снега, так как будто Дед Мороз тщательно укутывал каждую отдельно…



Толи туман, а скорее наползающие и цепляющие брюхом холмы облака окутывают нас, внезапно меняя пейзаж. Игра цвета и тени. Зимние пейзажи вокруг приобретают то розовые то фиолетовые оттенки, то ярче то темнее, то вовсе растворяются в белых клубах…



Вот так, заглядевшись непривычными красотами экипаж Будки Гласности затягивает коварный снег обочины и автомобиль в мгновение ока ложиться в мягкий снег на крышу.

Обошлось без повреждений и видимых последствий.



Пеленер.

Самоцветный. Дальше, на перевал, совсем не чищеная дорога. Службы нефтепровода ездят туда только в чрезвычайных ситуациях. Подъём становится всё круче, снег всё глубже… направление дороги местами вовсе не угадывается.



Из шести километров подъёма без особых трудностей преодолеваем три с половиной. Спускаем колеса, включаем все блокировки и аккуратно, потихоньку так, прём… «шаг вперед-два назад».

До вожделенного перевала 2 км.



Но дальше камни, за которые можно лебедиться, глубоко под снегом, да и направление дороги теряется… К этому моменту спущенные до нельзя колеса набрались ободами плотного, почти как лед, снега и начали сдуваться.



Очень удобно, оказалось, снимать в такой ситуации колесо: под ним выкапывается яма и всё! Автомобиль остаётся висеть на плотном снегу как на подставке!

Снег, снег, снег… кругом только снег.



Снег здесь непривычный для жителя средней полосы. Мелкий порошок, утрамбованный ветром и морозом. Северный (и, видимо, горный) снег не бывает «пушистым». Почти везде, не зависимо от толщины снежного покрова, будь то три метра, будь то пол метра снег на столько плотный, что легко выдерживает человека, но вот автомобиль по нему не идёт.



Где-то выдуваются снежные проплешины, плотные как камень, где-то барханы, в которые можно провалиться почти по колено… Очень коварен и не предсказуем этот снег.



Стемнело. «В стране дураков закипела работа». Пронизывающий ветер выдувал из бегающих штурманов последние остатки надежды на дальнейшее продвижение вперед. Дорога исчезла. Кроме того, попытки найти что-либо пригодное для крепления лебедки были тщетны. Автомобильный альпинизм! В голове прокручиваются альпинистские истории… теперь они воспринимаются совсем иначе!



Увы, мы вынуждены признать своё поражение. Отступаем. Спуск нисколько не легче подъёма. К тому же отягощен регулярной подкачкой колес.



Тепло светло и сухо. Нас гостеприимно встретила база геологов. Оказалось что мы не единственные гости. Уже больше недели тут пропадает экипаж КАМАЗа, ожидающий «открытия» перевала.



Пол дня ушло на урегулирование вопроса выделения нам трактора для взятия Пеленера. Не зависимо от результатов переговоров с высоким начальством было решено предпринять вторую попытку восхождения. Теперь ещё и с камазом.



КАМАЗ вырвался вперед. Сперва он шёл очень уверенно, но вскоре застрял, не доехав до места нашего вчерашнего разворота километра полтора…

Жучка за внучку… Таким «паровозом» ездить ни разу не доводилось: трактор тянул сразу пять машин!



Метель. Вчерашние следы еле угадываются. Даже до места разворота чуть-чуть не добрались и встали! Дальше время потеряло счёт.



Колонну отцепляли от трактора для накатывания колеи и прицепляли обратно. Скорость продвижения упала до нескольких метров, а то и сантиметров в час. Отцепили три последние машины и трактор с камазом и одним Круизером проехал ещё немного…



Усеченная колона добралась до места вчерашней пешей разведки. Теперь требовалось пешее сопровождение трактора. Водитель камаза шел перед трактором показывая дорогу, ориентируясь исключительно интуитивно, ибо никаких ориентиров видно не было.



Ещё на базе Камазист нам рассказал, что последняя колонна прошедшая через перевал долга искала дорогу… В пылу поисков и борьбы со снегом трактора посносили все вешки, а в качестве новых, по неопытности, установили вешки не березовые, а еловые, которые под натиском крепкого ветра поломались.



Иногда попадались вылизанные ветром пяточки плотного снега, на которых отчетливо виднелись следы машин (которые последний раз ехали через перевал больше двух недель назад!). Следы безнадёжно терялись под многометровыми барханами снега.



Переваливаясь с перемёта на перемёт трактор накатывал дорогу. Иногда трактор настолько накренялся, проваливаясь одной стороной в более мягкий снег, что казалось – вот-вот перевернётся. Снег становился всё труднее даже для трактора и в какой-то момент возможность дальнейшего продвижения виделась весьма сомнительной.



Трактор застрял! Эх, вряд ли мы ему поможем! Но нет! Несколько попыток вперед-назад-влево-вправо и трактор вновь в движении.



Как-никак дорогу накатали и небольшой поезд потихоньку удаляется от нас. За несколько часов пока трактор тащит две машины и прокатывает дорогу оставшимся машинам удалось проползти пару сотен метров по колее.



Фонари поезда скрылись за холмом. Через несколько часов мы с радостью встречаем трактор вернувшийся за нами. В третий раз по колее заметно легче и нас, три Круизёра трактор протаскивает с высокой скоростью в 2,5 километра в час без остановок!





Вершина перевала вылизана ветром – почти асфальт. Начинаем расцеплять поезд и только тут мне приходит в голову мысль, что трактористу теперь придётся ещё и обратно ехать! Ну и конечно же пугает мысль, что и мы теперь «одни». Прощаемся.



С неподдельной детской радостью празднуем взятие Пеленера.



Неожиданно легко и без приключений спускаемся с перевала. Бодро движемся вперед, изредка замедляя ход для пробивания коротких переметов.



Дорогу хоть и не чистили она вполне проезжа.

Уже больше суток мы едем, то есть ползём, за камазом, который извергает клубы масляно солярочного выхлопа.



На фоне девственных пейзажей зимней природы Урала запахи гари воспринимаются гораздо больней и острей чем в городе. Ловлю себя на мысли что хотел насытиться чистым, морозным воздухом а тут такое!



Забегая вперёд замечу что чистым воздухом за всю поездку удалось мало подышать: сперва камаз, а потом и наша колонна…



Спуск со склона, к мосту через реку Понья, метров двести триста… всё равномерно заметено снегом, так что имеющиеся по краям дороги полутораметровые кюветы едва различимы.



Камаз по бампер воткнулся в снег. С большим трудом удавалось оттаскивать лебедками грузовик назад, но не пробив и двадцати сантиметров пути камаз снова застревал. Самоотверженный экипаж утаптывал и расчищал снег лопатами, но существенного продвижения вперед добиться не удавалось.





К пяти утра штурм окончательно перешёл в импровизированный банкет.

С утра, на свежую голову пришла новая идея – протащить вперед не камаз а крузер Винтика и тянуть тоётовской лебёдкой камаз вниз… Глаза боятся руки делают.



Лебёдка, сендтраки, лопаты…. Очень не помешали бы тут лыжи! Цеплять лебедку приходится ползая или бегая «на полном приводе».

Лебёдкой втянули машину на сендтраки и поехали по ним перекладывая. Сендтраков было четыре и подкладывали их под передние колеса.



У каждого колеса стояло по два-три человека, в задачу которых входило вытаскивать высвободившиеся позади колеса сендтраки и перекладывать их перед машиной. Машина периодически сползала с алюминиевых мостков, да и сами сендтраки периодически застревали, упираясь в раму.



Заякорили машину за железный столб. Собрали все удлинители, с машины Партизана сняли трос лебедки… всего буксир* (буксировочный трос) получился метров под двести.

Первым не выдержала буксировочная проушина, за которую была заякорена машина.



Пронзительно взвизгнув, пробив табличку «р.Понья» кусочек проушины исчез.

Постепенно технология отработалась – Виктор чувствую необходимую натяжку троса, по рации даёт команду камазу двигаться, потом опять натягивает лебёдку и командует…



Перед камазом откапывают снег лопатами, утаптываю его ногами, потом трос опять натягивается, камаз трогается… то по двадцать сантиметров, то по пять, а то и по метру.

Остальным трём машинам не составила особого труда проехать по колее камаза, иногда подтягиваясь за грузовик на лебёдке и поддёргивая друг друга.



До опорного Щугор меньше семи километров… С тоской думается о том что за холмом следующий заснеженный склон….

Дальше обошлось без приключений. Радушные хозяева – семья обходчика, были рады нам как родственникам: приютили и обогрели.



Удивительно ясное и красивое утро в горах. Солнце так и не показалось над лесом – день здесь совсем короткий, так что едва ли успеешь налюбоваться окружающими красотами. Морозно -35. Забегая вперед, отмечу, что дальше температура только падала.



Цифры на наших термометрах преодолеют этот рубеж в обратную сторону только на «большой земле», когда мы будем в нескольких днях пути от дома.



В опорный Щугор прибыл из Приполярного Урал с работниками трубопровода, что сильно обнадежило: по колее Урала мы скорее всего проедем без особых приключений.

Повторяя всё же просебя заветный заговор «Матушка Ирутушка, пропусти» без приключений миновали перевал Ируты – границу Европы и Азии.





***

Из Приполярного выдвинулись вечером, толком не решив как поедем. Предположительно «по трубе» можно доехать до Хулимсунта, а далее повернуть к Игриму... Этот путь казался слишком простым и мы сворачиваем с трубопровода на Зимник через Саранпауль и Ломбовож.



Дорога оказывается чрезвычайно бугристая и извилистая. Скорость движения – 25-30. Скорее всего бугристость зимника связана с малым количеством снега и с его недавним открытием – толком не успели расчистить-накатать.



По нашему предположению зимник должен был проходить через Сранпауль сразу к Березово или Мужам. Ещё в Приполярном нас предупредили, что ответвление в Саранпауль тупиковое, ехать надо через Ломбовожь.



Никак мы не могли предположить что из Ломбовожи зимник поведёт нас не на север-северовосток к Березово-Мужам, а на юговосток в Игрим. А через Хулимсунт, очевидно, сюда было километров на сто короче!



За всю четырехсоткилометровую дорогу мы встретили несколько одиночных автомобилей и небольшую колонну грузовиков. Разъезжать в одиночку в мороз за 40 казалось очень рискованным.

Надо отметить, что водители на зимниках ведут себя весьма тактично: всегда уступят и пропустят, спросят, не нужна ли помощь…



Даже при обгоне колонны на узком участке проблем не было, едва обнаружив удобное место грузовики останавливались, прижимаясь к краю дороги.

Игрим. Мороз под 50. Поселок окутан морозным туманом. Тщетно пытаемся найти открытое кафе: сильный мороз – значит выходной!



В таких условиях мы прибегаем к «новым туристским технологиям»: арендуем гостиничный номер на несколько часов для приготовления и употребления пищи.

Морозный воздух пронизан тончайшими, невидимыми иглами кристаллов воды, которые впрочем, портят фотографии, сделанные со вспышкой.



Качественных фотографий в Игрие так и не получилось.

После несколькочасовой стоянки трансмиссия автомобилей и амортизаторы замерзли. Машина с трудом трогается и катиться как телега. Колеса стали «квадратными» машина подпрыгивает.

Когда температура упала за сорок у нас появилось новое выражение «прогревочный круг». На нетерпеливый вопрос кого-то из хвоста колонны в радиостанцию «почему так медленно едем» следовал ответ «прогревочный круг».



Действительно, трансмиссии, колесам и ходовой требовалось неторопливое движение пару километров для прогрева.

Опрошенные таксисты и сотрудники ГАИ уверены, что дальше дорога тупиковая - только до Березово.



Дальше дорога почти всё время идёт вдоль Малой Оби, по её бесконечным песчаным пляжам. Зимник здесь широкий, но канавы всё равно частенько перерезают нам путь, заставляя снижать скорость до 15 километров в час. Между тем общая скорость существенно возросла и вот мы уже разогнались аж до 70! Двигаться в колонне очень трудно машины поднимают клубы снега и оставляют тяжелые облака выхлопа, которые почти не растворяются в воздухе, а так и повисают над дорогой.



Для того, что бы видеть друг-друга включаем противотуманные фонари, но существенно лучше помогают фары заднего хода.



Березово. Такой же современный поселок как и Игрим, очень ухожен и симпатичен. Таксисты уверены что зимник не достроен и в Мужи мы не попадём.



В поисках выезда на зимник мы объехали всё Берёзово. Даже успели потеряться и заблудиться. Помогли те же таксисты, которые проводили на начало дороги.



Дорога опять часто идёт по пляжам Малой Оби, но иногда выскакивает на берег, или перескакивает через островки. Подъёмы и спуски в таких местах хоть и короткие но уж очень крутые. Подъезжаем к одному из очередных склонов… вытягиваем шеи, чтоб увидеть за капотом дорогу… но видно только край обрыва и всё!



Машина переваливается через край обрыва и только теперь мы видим что за крутым склоном дорога резко поворачивает на лево, а мы уже на правой «обочине». Удивительно, как по этой дороге умудряются ездить недоприводные* (моноприводные автомобили – джиперский сленг) автомобили, если даже полноприводным не всякий подъём давался с первой попытки.

На открытых просторах Оби термометры начинают побивать рекорд холода за рекордом.



Теперь термометры не показывают выше -45*, кажется так ни разу до Надыма теплее и не было. Топливо в баках начинает подмерзать и обороты двигателя при полностью нажатой педали газа не превышают 2000.



Машины, отплёвываясь клубами черного, вонючего дыма и облаками пара продолжают ехать. В целях профилактики, не дожидаясь пока заглохнут моторы, иногда останавливаемся и подогреваем баки паяльными лампами.

Благодаря морозу у двигателей возрастает тяговитость – в камеру сгорания попадает больше воздуха - эдакий «естественный интеркулер».



В Мужах оказалась и заправка и работающее кафе. Собственно говоря, мы как и в Игриме объездили все возможные заведения общепита, но работающим оказалось только кафе в гостинице «Уют-Отель».

Холл гостиницы, да и стены кафе были увешаны красивыми фотографиями местных летних и зимних пейзажей.



Хозяин (или директор) гостиницы (Аскаров Рафис Салимович) поспешил познакомится с нами…

Узнав в нас путешественников он начал рассказывать о местных красотах, достопримечательностях и о том что Мужи становятся всё более известным местом среди экстремальных туристов, чему способствует местная администрация.



За окном градусники зашкаливают за -53*, а наши автомобильные термометры более оптимистичны – 45-48*. Рафис провожает нас до шлагбаума. Здесь на КПП нас записывают и мы едем дальше, на Лабытнанги.



Наши термометры мельком показав -50.0* надолго уходят в спячку, показывая на экране «ХХХ» вместо температуры. А ведь нигде в технических характеристиках не была написана минимальная температура, вот обидно!



За бортом под 60 мороза… встречаем одинокий УАЗ. Вот это да! Парень, один (!!!) меняет передний мост! Прозевал яму и на морозе хрупкое железо сломалось от сильного удара. Второй член экипажа уехал на попутке за запчастями в Мужи.



От какой либо помощи отказался. Как позже выяснилось, когда мы уже покидали Салехард, ребята смогли вернуться в Мужи, потом совершили ещё одну попытку прорваться в Салехард и опять вернулись.



На зимнике Мужи – Лабытнанги по словам Рафиса Салимовича есть два культовых места, в которых положено останавливаться, для задабривания местных духов. Первое место мы так и не заметили, проехали, а второе было хорошо различимо – большая расчищенная площадка у подножья Лысой горы. Как раз тут мы становились, как положено выпили за здешних духов…



Кстати пить из рюмок в такую температуру мы даже и не пытались, а бутылки заблаговременно поменяли на пластиковые.



Бутылку передавали по кругу. Водка, остывшая до температуры своего замерзания на вкус больше похожа на обычную воду. Пройдя круг бутылка ещё остыла, а содержимого в ней осталось немного, так что последнему ничего не досталось – стекая по стенкам водка замерзала и наружу не попадало уже ни капли!



Снег на таком морозе не скрипит под ногами а звенит.

Поменяли колесо. Периодически подкачивали колеса на некоторых машинах, а тут допустили излишнюю паузу и заднее колесо Влада прожевало. Когда запаска упала на землю, то вместо привычного «бум» было «дзынь». Так звонко плюхнулось колесо на снег, что стало даже страшно – не разбилось ли оно!



Только описывая эти события я вспомнил историю Рафиса Салимовича о том как он однажды забыл остановится у того первого места, которое мы не заметили и вскоре проколол колесо. Так и у нас вышло!



На шлагбауме – выезде с зимника в Лабытнангах доложили о своём выходе с маршрута и о том, что на трассе находится УАЗ.

* * *

В Салехард, через Обь прочищена Автомагистраль: широкие полосы с разделенными направлениями.

Салехард окутан туманом. Только теперь наши термометры «ожили»: в городе заметно теплее – 48*.

В Салехарде нас ждала большая культурная программа, хотя на встречу с Сибирскими коллегами и командой Немодного мы опоздали.



Музеи, выставки, сувениры, журналисты всех видов местных СМИ… Кроме интервью, видео и фото съёмок пришлось даже поучаствовать в прямом эфире!

Все три дня простоя в городе погода ни сколько не улучшалась. С севера приходили совершенно не утешительные вести: мороз и метель.



Пожалуй, в ситуации, когда зимники ещё толком не успели открыть, а их уже замело метелями никаких надежд на дальнейшее продвижение на север не осталось.

Тем не менее, мы всё же предприняли попутку выехать на начало зимника, а заодно собрать побольше информации.





Посёлок Обской. Уже в начале дорога, которая ещё даже и не зимник, а хорошая всесезонная трасса изобиловала переметами и давала представление о состоянии самого зимника.

Сотрудники железной дороги, Машинисты, «черные» перевозчики, начальники дорожных служб, сотрудники автобаз, вертолётчики… с кем только мы не пообщались собирая информацию о дорогах самого полуострова Ямала (здесь «Ямалом» называют весь регион ЯНАО, а не полуостров).





Имеющийся полярный опыт и собранная информация наталкивают на мысль об организации экспедиции, которая сможет пересечь весь полуостров с юга на север, а быть может и добраться до острова Белый, который находится севернее Ямала. И всё это на наших, почти стандартных автомобилях! Конечно не сейчас! Подобная экспедиция потребует иных бюджетов, доработки автомобилей, большей продолжительности.





* * *



Красивый и гостеприимный город, ставший оазисом в нашей экспедиции пора было покидать.

Пятница тринадцатое… к чёрту суеверия! В путь!

Дорога в Надым закрыта – начинается метель. Немного потеплело – иногда температура поднимается выше -40*, но в сумме с крепким ветром получается, что стало хуже.



Аксарка. Именно отсюда начинается зимник Салехард-Надым. После недолгих переговоров шлагбаум открывается нас выпускают…. Или наоборот впускают на зимник.





Зимник сразу выходит на лёд Оби. Сильно смущает знак ограничения массы в 3,5 тонны, однако кто-то в рации поясняет, что дорожники сказали не обращать на это внимания, морозы сильные, уже Уралы ходили…



Метель. Чуть оторвавшись машины исчезают из вида. Как и на участке Берёзово – Салехард, на всех машинах включаем задние фонари. Теперь видимость ограничивается не только клубами выхлопа, но и летящей поземкой.



Небо ясное, видны звёзды и луна, а вот по сторонам ничего не видать. Ветер поднимает лежащий снег.



Зимник прочищали давно, свежих следов нет, по этому ориентироваться сложно: едем по плохо заметной, иногда исчезающей колее Урала. В некоторых местах метель такой силы, что следы идущей в 100 метрах впереди машины заметает, так как будто её и не было!



Проскочили какой-то указатель… в надежде что идущие позади экипажи прочитают… Однако рация молчала, а следы к этому моменту мы ужа научились видеть под глубокими перемётами. Идём по «следам». На встречу промчался КрАЗ и стало чуть легче ориентироваться.



Стоит заметить, что вешки расставлены хоть и регулярно, но на таком расстоянии что пройдя сквозь очередные «ворота» мы вынуждены сбавлять скорость и напряженно вглядываясь в темноту. Даже при стихающей метели следующие вешки очень редко было видно от предыдущих.



Вспоминается прошлогодний Зимник на Нарьян-Мар. Он часто нам в этой поездке вспоминался… теперь мы понимали, что такое эталонный зимник! От очередной вешки легко видны три-четыре пары следующих, с новой, яркой световозврощающей плёнкой.



На левых красная, на правых белая…. На зимнике регулярно работает техника… Пусть дорожные работы не успевают за метелями, но дорога там, где ещё не заметено, ровная.



Мы всё дальше и дальше уходим на север по Оби. Штурманы начинают беспокоится: расстояние до Надыма растёт, надо бы повернуть направо. Но поворотов направо не было, из чего мы сделали вывод, что зимник, для простоты проложен максимально по воде… Н



у вот мы и у Обской губы.

Салемал. Стоило нам обогнуть полуостров, прикрывавший нас всю дорогу от основных, юговосточных ветров как видимость упала до ноля! Дорога таит в поселке. В такую метель найти никого не удаётся.



Встретилась грузовая машина, водитель которой кричит: срочно уезжайте отсюда! К утру отсюда и Уралы не уедут! Видите как метёт? Валите как можно дальше!



Про вопрос дороги на Надым он сильно удивился… тут есть только на Тарко-Сале, на Надым вам обратно в Аксарку надо! Мы сильно сомневаемся, ведь поворотов не было!

Звонок другу! Набираю номер Паши (Дефа), который как раз вернулся домой из пробега…



-Паша! А скажика пожалуйста, как идёт дорога на Надым.

-Да там нельзя особо заблудиться! Там всё понятно… перекрёстков особо и нет!

-А мы вот в Салемале…. Ехали… никуда не сворачивали….



Пауза: ищет карты

-…вот это да! Нет, вам не туда! Вам по льду всего километров пять надо было ехать… там вообще-то понятно…. Указатель, да и дорога хорошо видна!



Разворачиваемся, и по GPS треку едем обратно (видимость почти всё время нулевая).

Заворачиваем обратно за полуостров и облегченно вздыхаем: метель заметно стихает.



Теперь можно ехать не только по прибору но и ориентируясь визуально. Вскоре обнаруживаем, что и теперь без трека не обойтись: вешки плохо заметны, а отличить дорогу от целины не всегда легко.



В более благоприятной обстановке встречаем Старый Новый Год. На улице тем не менее долго находиться не хочется и символически подняв пластиковые стаканы и запустив фейерверк спешно расходимся по машинам.



На одной машине, а следом и на другой заклинивает задние амортизаторы в сложенном положении. Совпадение не кажется случайным, но идей нет и ничего не приходит в голову как их снять для исключения возможных поломок кронштейнов.



Предположение о том что амортизаторы замерзли отвергается на корню ибо ничего похожего не было при более низких температурах. Явной причиной тому была метель, но понять как она могла на это повлиять не можем. Далее на одной машине заклинивает амортизатор в верхнем положении – но это понятно – стакан пыльник плотно набился снегом…



Тем не менее амортизаторы всё-таки замерзли! Снег попадавший на нагревшиеся амортизаторы таял, а при порывах ветра замерзал, зазор между корпусом и пыльником уменьшался и в конце концов вода как надежный клей прихватывала две части амортизатора. Паяльная лампа и в этом случае отлично помогает.



Проделав путь в 150 километров мы оказываемся вновь у указателя который беззаботно проскочили. Указатель «Надым» направлен в сторону берега, но никаких следов или хотя бы признаков дороги не обнаруживается.



Подъезжаем в плотную к знаку и только теперь видим створы вешек уходящей в нужную сторону дороги. Пробиваем несколько сотен метров неглубокой целины и выезжаем на берег. Дальше легче.

Ходовой день окончен. Расставив машины выхлопом по ветру, и вдали друг от друга, как обычно, мы укладываемся спать.



После ночной гонки хочется проехать по светлому, чтоб посмотреть окружающий нас мир.

Метель закончилась, едва поднявшись над горизонтом, светит солнышко. Как известно по заснеженным дорогам лучше передвигаться в ночное время.



Едва тронувшись мы в этом убеждаемся в очередной раз: выделить дорогу на фоне окружающей нас белой пустыни почти невозможно. Идём курсом на следующие вешки. По краям дороги иногда угадываются небольшие возвышения отвалов. Это помогает ориентироваться.



За пределами дороги снег несколько глубже, поэтому, как только автомобиль съезжает с дороги сразу чувствуется… Там где отличить дорогу от окружающего снега не получается ищем дорогу буквально на ощупь.



Местами дорога вылизана ветром до твердо укатанного снега, местами слегка припорошена, а местами попадаются метровой высоты снежные барханы. Длина перемётов от полуметра до нескольких десятков, а то и сотен метров.



Перемёты преодолеваем по отработанной технологии: первая машина разгоняется и пробивает колею как можно дальше, потом сдает назад, при застревании протаскиваемся вперёд на лебедке, а если цеплятся не за что, то следующей машиной выдергиваем назад и так далее.



На лесных участках, там где перемётов практически нет другая напасть: глубокая обочина, замаскированная примятым дорогоукладчиком снегом в которую затягивает машину стоит едва коснуться её колесом.



Что бы из снега получить хорошую дорогу на зимниках его не расчищают, а утрамбовывают. Трактор тащит за собой «гитару» (в разных местах это устройство называется по-разному) представляющую собой вариации конструкций из труб. Это чаще всего четыре трубы сваренные в квадрат или две-три трубы сцепленные друг за другом. Иногда вообще обходятся одной трубой смонтированной с гусеницей.



Через полсотни километров зимник сходится с легендарной железной дорогой «Стройка 501». Дальше до Надыма зимник идёт вдоль рельс или по ним.



«Стройка 501» это тема для отдельного рассказа, тем более что таковых имеется в достатке… собственные впечатления опишу кратко.



Удивляет её состояние. На некоторых участках по ней хоть сейчас можно ездить! В тоже время странным кажется и то, что до сих пор никто не попытался её восстановить или наоборот разобрать. Дорога построена очень «неровно», то есть качество нестабильно. Тому может быть множество объяснений…



Количество мостов на железной дороге, кажется не поддаётся подсчёту! Уж сколько мы их тут повидали! Где-то от мостов не осталось ни следа, где-то они кажутся очень хорошими, пригодными к использованию. Об одних напоминают лишь висящие в воздухе рельсы, о других остатки опор… Иные красуются хорошо сохранившимися железными конструкциями…



Вдоль дороги регулярно встречаются лагеря с красивыми названиями, такими как например «Сабельный Мыс», «Прижим Гора». Многие постройки брошены как будто вчера!

Зима пожалуй не лучшее время для осмотра местных достопримечательностей, но зато только теперь сюда можно добраться на автомобиле.



День не долог. Солнышко проползло дугой у горизонта, где-то за лесом и стало темнеть. За недолгий световой день мы успели увидеть почти всё то хотели.



В свете фар ориентироваться и привычнее и проще: видны все неровности, просматриваются края дороги.



Зимник иногда похож на трассу триала: сильный боковой уклон, да ещё и с «волнами», неровностями и поворотами.



* * *

Дорогу в 350 километров с крюком на 150 км одолели за трое суток.

У ворот зимника в Надыме на нас прямо бросается водитель «девятки» явно давно стоящей перед въездом:

-Ну что? Как дорога ребята?



Рассказываем о перемётах. Он тоскливо озирается по сторонам: да вот, жду тут, попутку… сюда ехал сто километров на буксире за Уралом.



Нас встречает местный джипер Дмитрий и вскоре мы сытые и обогретые оказываемся на гостеприимной базе Александра Стародубцева. Тут уже успели побывать команды Немодного и Сибиряков.



Нас и наши машины обогрели и приютили. Обалдевшие от морозов и замкнутой жизни в машинах мы с радостью отдаемся в руки городского комфорта. Так приятно и непривычно находится в теплом помещении: нет ни ветра, ни снега, ни запаха дыма, ни вибраций!



Застолье. Ещё долго обсуждаем особенности сибирского гостеприимства и поднимаем за это бокалы…

Прогноз не утешительный – мороз не собирается отступать. Хроника происшествий пополняется печальной статистикой.



Кто-то из новых знакомых искренне пытается нас отговорить от выезда.

В ходу рассказы о брошенных на трассе машинах, о том как некоторым владельцам пришлось их сжигать, о том как кто-то не успел поджечь машину, о непроезжих перемётах на трассе, о морозах по трассе за шестьдесят…



На лицах участников экспедиции читается «Эхе-хе, опять шестьдесят». Дмитрий успокаивает: по вашему маршруту таких морозных мест не будет, дорога по лесам идёт.



Выезжаем из Надыма. Меня не покидает мысль о том, что нам короче поехать домой обратно через Салехард. Дорогу до Ивделя идущую по зимникам и бетонкам, дорогам газпрома можно назвать мучительной. Мучительно долгой. К концу экспедиции присутствует моральная усталость. Хочется домой и кажется что вот-вот мы вернёмся…





Не так быстро! Смотрю на пройденный за день зигзагообразный трек: 400 километров пути приблизили нас к целее всего на полторы сотни километров! Кажется этот извилистый, бугристый, узкий зимник никогда не кончится!



В утренних лучах солнца мы въезжаем в Ивдель. На последней переправе намораживают лёд: мотопомпа выкачивает воду из проруби прямо на зимник. Брызги воды мгновенно замерзают на металлических деталях автомобиля.



В Ивделе обедаем в ведомственной столовой «Тайга» которая радует вкусной едой и ценами советского школьного буфета.



Какая ж красота кругом! Заснеженные горы северного Урала на фоне ясного синего неба, сказочные избушки укутанные снегом, высокие сосны… отличное завершение Экспедиции! Дальше только асфальт, множество машин, людей и городов….



Статья была опубликована в Журнале “4x4Club”.

А. Форосенко. Март 2006.

  

Отчеты, Рассказы участников
2006-07-15 Зима на Полярном круге автор Фороcен©о

Фотоотчеты

- Альбомов нет.


Конференция



Реклама





Место для вашей рекламы.
   расценки на размещение.


VVV.RU  Rambler's Top100